Бесплатный звонок по России
8 800 700-65-22
Екатеринбург
+7 (343) 286-65-22
Москва
+7 (495) 744-85-22
Прямые поставки,
широкий ассортимент!

По следам блёсен С.М. Муравлёва. Часть вторая

Специально для Музея истории рыболовных снастей

Андрей Егоров

В ноябре 1917 года грянула революция, которая не могла не сказаться на частной торговле и, для магазина Малиновского С.М., это обернулось сменой хозяина.

«Змейка»  Клеймо на «Змейке»

Здесь, на «Змейке», хорошо видно, что силуэт клейма остался прежним, а поменялась только фамилия владельца с Малиновского М.С., на Мухин М.В. Как магазин перешёл к Мухину М.В. можно только догадываться. То ли он был выкуплен по остаточному принципу, то ли экспроприирован на волне революционных движений, мы, наверное, никогда и не узнаем, да это и не важно. Видя такое сходство клейм, казалось бы, можно смело датировать выпуск этой блесны в период с ноября 1917 г. до ноября 1918 года, если бы не одно НО. Мастерская магазина в этот период не сотрудничала с Муравлёвым С.М. и не выпускала его приманки. Они найдут общий контакт, но гораздо позже, в конце 20-х годов.

К «Змейке» мы ещё вернёмся, а чтобы более полно понимать картину кустарного производства блёсен, сделаем небольшое отступление в этом направлении. Мы уже говорили, что и Добротин Н.А. и Муравлёв С.М. были отменными механиками и могли копировать оригиналы на матрицы и пуансоны с очень высокой точностью. Это сейчас автоматический пресс выдаёт за час около 2 000 почти готовых блёсен, которым для выхода в свет не хватает только никелирования и сборки, а раньше все операции делались, в основном, вручную и для этого требовались отдельные комплекты форм из матриц и пуансонов. Если поэтапно, то выглядело это так:

  1. Высечка заготовки (матрица и пуансон)
  2. Штамповка насечек, если требуется (пуансон)
  3. Штамповка выгиба (пуансон и матрица)
  4. Сверление дырок
  5. Полировка
  6. Никелирование
  7. Сборка блесны

Вот и прикиньте, сколько наборов, состоящих из матрицы и пуансона, потребуется, чтобы начать производство хотя бы из 10 видов блёсен в пяти разных размерах. Как минимум сотня. А уж сколько сил надо приложить, чтобы открыть небольшую мастерскую, одному богу известно…

В 1918 году вся фабрикация блёсен, со слов Кунилова Ф.П., прекратилась, и основная причина заключалась в отсутствии металла. Нет, кое-какие мастерские, возможно, и продолжали работать, осуществляя ремонт и выпуск снастей, несвязанных с железом. Это могло быть и вязание сетей и починка всё тех же бамбуковых удочек и спиннингов, которые в процессе эксплуатации приходили в негодность, но большинство мастерских всё же закрылись, так как не до рыбалки было, страна погружалась в кризис. На этом, в принципе, дореволюционный этап нашей рыболовной истории, в плане блёсен, можно закрыть.

В 1921 году, на 10 съезде РКП(б), для преодоления кризиса, была принята Новая Экономическая Политика (НЭП) целью которой являлось возрождение рыночных отношений и частного предпринимательства. Для нашей тематики это обернулось созданием в середине 20-х годов небольших кустарных мастерских, основная масса которых сосредоточилась в Ленинграде, и я думаю, что не последнюю роль в этом сыграл Муравлёв С.М., перебравшись из Вятки в Северную Столицу, на Васильевский Остров, где и наладил собственную фабрикацию рыболовных принадлежностей. Вот как этот факт описывает Кунилов Ф.П. в своей книге «В помощь рыболову» вышедшей в 1935 году в издательстве «КОИЗ».

«У нас производство блёсен высокого качества впервые организовал в 1925 году ленинградский инженер С.М. Муравлёв. Он выпустил ряд изобретённых и сконструированных им блёсен, пригодных для ловли хищных рыб во всех водах Советского Союза. Блёсны Муравлёва совершенно вытеснили заграничную продукцию, ввоз которой был прекращён в 1928 году».

Безусловно, упоминая здесь первую выделку блёсен, Кунилов Ф.П. имел в виду советский период. Но я бы этот промежуток, в конце 20-х годов, смело отнёс к очередному буму интереса к спиннинговой ловле в нашей стране. Активная деятельность Муравлёва С.М. в этот момент видна буквально во всём: это и всплеск новинок выходящих из его мастерской, и снабжение штампами для блёсен, как известных производителей, так и кустарей одиночек, это и оформление патентов на свои новации и т.д. и т.п. Для примера приведу список тех приманок, которые в 1927 году он отправил для продажи Кунилову Ф.П., в магазин «Диана», принадлежащий вятскому обществу рыболовов и охотников: Уральская, Байкал, Кеми, Норич, Ложка, Манатама, Норвега, Дублем, Оттер, Спиннер, Канада, Ораниен-Спиннер, Триумф, Шведер-Спиннер, Пун’яуб, Женева, Зим-Спиннер, Рекорд, Проконт, Змейка, Блёсны Гешеля, Девон, Снасточка для девона, Орено, Вятская двухцветная, Вятская одноцветная, Уральско-Вятская, Щучья и мушки ручной работы.  Получилось что-то около 30 штук, треть из которых являлись новинками. На некоторые из них, в частности это «Дублем» и «Норич», Муравлёвым был взят патент или, как говорили до революции, заявлена привилегия.

«Дублем» из каталога Богданова И.И.  «Норич» Муравлева

Там же, в магазине «Диана», можно было купить и комплекты матриц с пуансонами для изготовления блёсен в домашних условиях, правда, ассортимент был небольшой, всего 6 наименований, но туда входила и «Змейка». Это лишь подтверждает версию, что Муравлёв С.М. не только сам производил приманки, но и активно торговал штампами по цене в 3-4 рубля за набор.

Я не случайно упомянул «Змейку», так как где-то в этот период мастерская, перешедшая от Малиновского к Мухину М.В. и остановленная, по причине отсутствия металла, снова заработала в полную силу, о чём и было сообщено в журнале «Охотник и рыболов».

 Реклама Мухина М.В.

В принципе, Мухин, мог бы работать на штампах оставшихся от Добротина, но без новых блёсен рассчитывать на успех было бы проблематично. Все мы прекрасно знаем, как важно, особенно в теме рыболовных новинок, идти в ногу со временем или, как сейчас говорят, быть в тренде, следить за рекламой. И если пролистать всё тот же «Охотник и рыболов» за 1926 год, то можно наткнуться на заметку о «Змейке», где подписанный псевдонимом автор, сетует на то, что на блесну, заявленную, как щучья, клюют только окуни, правда, довольно крупные, в районе одного килограмма. Я думаю, такие публикации были направлены не только на покупателей блёсен, но и на новых производителей, тем более Кунилов и Муравлев были хорошо знакомы и, такое продвижение товара, было выгодно обоим. Но это моё мнение, а как было в действительности, мы можем только догадываться.

И пока мы не шибко отошли от новинок Муравлёва, хотелось бы затронуть ещё одну особенность его блёсен, берущее начало в революционное лихолетье. Это немыслимая путаница в названиях и видах. Проще говоря, тождественные по форме приманки могут иметь разное имя, но сильно похожую форму. Если взять, к примеру, всё ту же «Змейку», то её форма практически совпадает с его же «Норичем».

Блесны «Норич» и «Змейка»

Но в тот же момент у муравлёвского «Норича» в Англии находится, скажем, так, его однофамилец известный ещё с начала 19 века и по форме напоминающий обычную «Ложку».

Английский «Норич»

А вот «Ложка» и, подобная ей, «Манатама», которые по идее являются копиями «Норича» имеют совершенно другие названия. С какой целью это было сделано, мне не понятно. Единственное, что приходит на ум, Муравлёв таким образом увеличил линейку выпускаемых блёсен, тем более что и «Змейка» и «Манатама» значились в числе новинок. Проще говоря, берут две одинаковые блесны, на одну из которых наносится пуансоном чешуя, а вторая раскрашивается краской. Им дают разные названия и выкладывают на витрину. Покупатель, подойдя к прилавку и глядя на обе эти приманки, долго чешет голову, не зная что выбрать, и в итоге берёт две, чтобы не прогадать. Другой версии, исключающей коммерческий интерес, у меня нет.

Самое интересное, что подобная практика получила своё продолжение и позже, уже после ВОВ, в эпоху развитого социализма, когда наша промышленность, освоив выпуск ходовых блёсен, не прекратила чехарду с названиями. Чтобы потом не возвращаться по возникшему вопросу с неразберихой мы попробуем сейчас сделать небольшое отступление по этой теме.

Пожалуй, самыми яркими примерами в этом направлении являются «Тоби», «Шторлинг» и «Норич».

Линейка советских «Тоби»

В первом случае, взяв за основу «Toby» шведской фирмы «ABU», наши заводы, производящие рыболовную продукцию, наладили её выпуск, но, мягко говоря, без соблюдения параметров оригинала. И имена каждой блесне выпускающий завод давал сам – «Себеж» (Балтика), «Охта» (Блесна), «Красноперка» (Сокол), «Сестра» (Рыболов-спортсмен), «Лира» (Сатурн). Плюс «Военохот №4» по каким-то, только ему известным причинам, три раза менял название: сначала «Онега», потом «Печора» и, в итоге остановился на «Селигере». Такое впечатление, что мы и не стремились скопировать оригинал, т.к. все эти блёсны только визуально похожи на «Toby». Уж что-что, а если нам надо, то сделаем один в один. Взять хотя бы безынерционную катушку «С-1», которая являлась точной копией «Mitchell 300». Если заклеить логотип производителя, то с 30 сантиметров и не отличишь, где оригинал, настолько они похожи. А может, у нас и не стояла задача выпускать точные копии приманок?  Короче, не знаю. Что-то из блёсен мы копировали досконально, что-то напоминало оригинал лишь визуально. С чем это связано, пока вопрос.

Я думаю, что загвоздка всё же в патентном праве. Где-то читал, что для предъявления претензий по авторским правам в другом государстве должно быть соблюдено несколько условий – копия предмета стопроцентно должна повторять оригинал и, второе, необходимо иметь открытый патент, в стране нарушающей права. Возможно, что были ещё какие-то обязательства на этот счёт, но сейчас вряд ли вспомню. И тут, вполне можно допустить, что, создавая блёсны только подобные «Toby», мы старались уйти от обоснованных претензий со стороны производителя оригинала. Отсюда и разные названия.

Я не поленился, сходил в музей на сайте ABU и там выяснилась интересная штука. Да, «Toby» выпускалась с 1956 г, а вот патента на неё нет. Был он или не брался вообще, тоже не понятно. В том разделе собраны авторские права на приманки фирмы и, как оказалось, их там всего несколько штук и то, почти все они выданы на вращающиеся блёсны. Кстати, попутно узнал, что патентное права на такие предметы, как блёсны, детские игрушки и тому подобные предметы, как правило, выдаются на срок от 5 до 35 лет. Оплачивать патент больше этого срока производитель считает не рентабельным. Так что, возможно, мы и не нарушали авторских прав или приступали к выпуску после окончания действия ограничений.

По «Шторлингу» я отпишусь в конце статьи, а сейчас пару слов о «Нориче».  

Линейка блёсен «Норич»

На фото, которое выше, это всё «Норичи»: большой, обычный, тяжёлый, но «Норичи». Только самая левая, от промкомбината «Рыболов-спортсмен» имеет название «Руза», но, по сути, является копией с муравлёвского. Имена, можно сказать, у них одни, но какие же они все разные, как по форме, так и по игре. И в данном случае, если учесть, что в ситуации с «Toby» ещё можно предположить действия авторских прав и, в связи с этим не точное копирование приманки, то с муравлёвским-то «Норичем», что не так? Бери оригинал и делай, без оглядки на автора. Не понятно.

Подводя итог этой неразберихи, у меня напрашивается только один вывод – каждый советский производитель, выпуская определённую блесну, давал ей такую форму и название, как это видели на данном предприятии.

Если они считали, что «Норич» должен быть таким, значит, так и будет и плевать им было, что тот же Муравлёв С.М. днями и ночами сидел у ванны с водой, водя свой «Норич» от края до края и, экспериментируя с ним, давал блесне такой выгиб, чтобы та шла плавно, качаясь из стороны в сторону, не сваливаясь в штопор.

Но вернёмся к Муравлёву. После переезда из Вятки в Ленинград он разместился по адресу: Васильевский Остров, ул. 7-я линия д.18, кв.8, где, скорее всего, поблизости и организовал свою мастерскую. Я попытался уточнить её местоположение, но вся беда в том, что годовой справочник по Ленинграду, который содержал сведения о всех промышленных предприятиях города, включая артели и мастерские, не имел данные по кустарям, ведь большинство из них занимали подвальные и полуподвальные помещения и, возможно, не состояли на учёте в госорганах. Помог случай. Просматривая информацию по артели «Политкаторжанин» на середину 30-х годов, я с интересом узнал, что данное производство имело три цеха, один из которых располагался по адресу Васильевский Остров, Волжский переулок д. 5, и находился на соседней улице, буквально через дом, от места проживания Муравлёва.

«Шведен-Спиннер» Муравлёва Клеймо Муравлёва

Я не думаю, что это просто совпадение и артель «Политкаторжанин», в середине 30-х годов, открыла цех по производству рыболовных приманок рядом с домом, где жил Муравлёв С.М., тем более, что имеются и другие факты, говорящие о первоначальной принадлежности данного предприятия к Муравлёву, но о них я расскажу чуть позже.

На данный момент мы уяснили, что к концу 20-х годов Муравлёв довольно успешно вёл, как своё дело, так и помогал всевозможным кустарям и мелким мастерским налаживать собственную фабрикацию блёсен. А чтобы окунуться в атмосферу того времени и более полно представлять себе картину рыболовного Ленинграда на пороге 30-х годов, предлагаю прочитать статью «Старого рыболова» напечатанную в «Охотничьей газете»:

Рыболовные новинки

«Как известно, лучшие блёсны и некоторые другие искусственные приманки выпускаются Ленинградскими кустарями. В настоящее время имеются в продаже из вращающихся блесен: Байкал, Кидней, Канада, Кеми, Ораниен-Спиннер, Зим-Спиянер, Проконт, Пун-Яуб, Спнннер; из колеблящихся: Женева, Норич-Муравлевский, Змейка, Шведен-Сонянер, Уральская, Триумф, Рекорд, Натик, Мантама, Норич-английский, Ложка, из ныряющих: Орено; из вертящихся рыбообразных: Фишинг и Девон-круглый.

Но этим списком не исчерпывается весь ассортимент блесен, которыми пользуются спиннингисты. Очень многие рыболовы делают блесны сами, придавая им иногда фантастические формы. Встречаются блесны, выпускаемые в провинции, старых образцов. Так иногда попадает в Ленинград блесна «Колорадо», которую почему-то Ленинградские кустари не хотят делать. Очень много блесен выпускается на Урале. Но все они носят, именно, «кустарный» характер, тогда как блесны Ленинградских кустарей сделаны по-фабричному.

К сожалению, в последнее время и Ленинградские некоторые кустари стали делать негодные к употреблению блесны, хотя и по более дешевым ценам. Те же Канады и Байкалы, но из тонкой меди с дрянным карабином и плохим якорьком Госшвеймашины. Любопытнее всего то, что этими «дешевыми» блеснами, главным образом, торгует охотничья кооперация и частные ларьки. Очень много хороших блесен в Ленинграде не продают. Их потребляет Мурман для ловли семги и Урал и Сибирь — для ловли тайменя и ленка. Рыболовы центральных областей предпочитают дешевку, на которую охотятся за щучками и окуньками.

Среди Ленинградских рыболовов приходилось встречать самодельные блесны типа «Фор-мидабль», «Сердечко» и другие, с двумя вращающимися ложечками на одном стержне.

Из последних новинок, выпущенных к сезону, можно отметить следующие приманки:

  • «Клиппер» - тяжелая вращающаяся блесна, рассчитанная «для ловли в глубоких местах, никелированная.
  • «Перфект» - медная никелированная рыбка с чешуей. Вращается при помощи боковой лопатки, припаянной к хвосту. Оснащена не двумя якорьками, как полагается, а одним хвостовым.
  • «Парагон» - такая же блесна, но с лопастями для вращения. Тоже оснащена одним хвостовым якорьком, а не снасточкой с тремя якорьками, как показано на рисунке.

Парагон, Клиппер и Перфект

Первая приманка - «Клиппер», несомненно, должна обратить на себя внимание спиннингистов, как годная для ловли в текучих водах и на глубине. Две остальные вряд ли получат распространение, так как устройство их довольно сложное, а никаких преимуществ перед круглым девоном они не имеют. Продаются все три блесны, имеющие один размер — 2,5 дюйма, довольно дорого: по 2 руб. 40 коп.

Между тем, как раз именно девонов сейчас в продаже не имеется, а спрос на них большой, так как девон, безусловно, является превосходной приманкой для семги, жереха и форели. И опять-таки девоны не вырабатываются потому, что требуют сложной оснастки и токарной работы.

Поэтому многие волжские и мурманские спиннингисты отливают девоны из олова и перед каждой ловлей их полируют каким-либо гладким предметом.

И совсем нигде не выпускаются так называемые «фантомы», имеющие очень большое распространение за границей. Там они изготовляются настолько художественно, что иную искусственную рыбку с первого взгляда примешь за натуральную. Удачная окраска, легкий ход делают эту приманку весьма соблазнительной для хищных рыб.

Из других новинок в Ленинграде можно еще отметить бумажные плетеные шнуры для дорожек и спиннинга. Они отличаются хорошей работой и грузоподъемностью без единого дефекта на всем протяжении, но продаются довольно дорого: по 10 коп. метр. Кроме того, они ничем не окрашены и не пропитаны, что понижает их остальные качества».

Старый рыболов, 1930 г.

Из статьи видно, что Ленинград, это Мекка рыболовных блёсен. Отсюда они расходятся по всей стране. Множество кустарей изготовляют как проверенные приманки, так и стараются сами изобретать что-то новое или копировать уловистые иностранные модели. Жизнь кипит. В частности, Ленинградское Земельное Управление вводит налог в 10 р. для простых рыболовов, которые ловят лосося на Неве катушечной снастью. Под угрозой штрафа или ареста на один месяц, народ, негодуя, потихоньку идёт за лицензионным билетом, но в большинстве своём всё же ловит без него. Катушечники даже написали жалобу в вышестоящую инстанцию о нарушении закона о рыболовстве СССР, но она так и осталась без ответа.

На волне такого подъёма и интереса к спиннингу в городе создаётся «Ленинградское кооперативное рыболовно-рыбоводное товарищество», которое пытается объединить, как своих членов, обязуясь продавать им рыболовные товары по низким ценам, так и кустарей, беря на себя обязательство по реализации их товара. Для последних это было выгодно, т.к. дефицит ларьков для розничной торговли рыболовной продукцией сводил на нет всю работу надомника, да и к тому же, товарищество рассчитывало получать оптовые заказы на производство рыбацких изделий и размещать их у своих мастеровых.

Прейскурант «Рыболовного товарищества»

Разворот с блёснами

Прейскурант охватывал практически весь спектр товаров, предназначенных для рыбной ловли: блёсны, поводки к дорожке и спиннингу, фарфоровые кольца, отцепы, застёжки, жерлицы, грузила, поплавки, лесы и т.д. и т.п. Цены указывались за десяток и не понятно, как это увязывалось с розничной продажей.

Блёсен насчитывалось порядка 30 видов, в основном из линейки Муравлёва, но были и новинки, которые раньше не встречались – «Вавик», «Шведен Мурманский», «Уральская-Гидра». Стоимость одной приманки колебалась от 60 копеек до полутора-двух рублей в зависимости от размера. Отдельной строчкой продавались удешевлённые блёсны разных названий по цене от 40 до 45 коп. за штуку. Идея и цены были хорошие, жаль только, что не удалось проследить дальнейшую судьбу товарищества.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения
Отзывы
Кашлин Александр Сергеевич 28.09.2019 09:57
С вами работать одно удовольствие,всё очень быстро и оперативно ,видно наличие на складе в Москве и Екатеринбурге ,сегодня заказал на следующий день отправили.5+++
Администрация сайта ebisu66.ru
Большое спасибо за оставленный отзыв, Александр! Мы рады, что Вы остались довольны покупкой в нашем магазине.
Зермин Владимир 26.09.2019 00:49
спасибо администрации за быструю доставку и товар
Администрация сайта ebisu66.ru
А Вам спасибо за заказ! Надеемся, будем и дальше радовать Вас.
Горбатенко д.Сережа 17.09.2019 17:47
Спасибо команде магазина. Товар прислали качественный. Быстрая отправка и доставка. Молодцы!
Администрация сайта ebisu66.ru
Спасибо за заказ, Сергей! Мы рады что Вы остались довольны работой нашего магазина.
Мищенко Роман Михайлович 10.09.2019 20:11
Спасибо большое за консультацию по товару
Администрация сайта ebisu66.ru
Всегда рады помочь, Роман Михайлович!